Знаменитые актрисы        02 ноября 2020        2         0

Татьяна Доронина — советская актриса театра и кино

Татьяна Доронина: «Кино для меня главным никогда не было. Мне это было менее интересным. Это нельзя сравнить с работой в театре, где всегда есть процесс поиска. В кино он почти всегда исключен. В кино зависишь очень от многого, не только от сценария. От сценария можно отказаться, что я и делала очень часто. Дальше многое зависит от режиссера, от оператора, от их отношения к тебе».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-9

Татьяна Доронина великая актриса театра и кино родилась 12 сентября 1933г.

Актриса не для кино

Писатель и драматург Эдвард Радзинский: «Это такая поразительная тема – Доронина и кино. Она первая актриса БДТ, первая актриса самого модного театра. Ее очень долго не снимали или снимали в жалких ролях.

Это было убеждение очень хороших режиссеров, что снимать в кино ее нельзя. Потому что ее много. Она театральная. Они честно пытались сделать ее нормальной, чтобы она была как все, как положено. А она вся — исключение из правил. И появился скромный режиссер – Георгий Натансон, который был умен. Он дал ей возможность быть собой».

Кинорежиссер Георгий Натансон: «Я сделал пробы к фильму «Старшая сестра». В некоторых эпизодах своей будущей картины я снял новых молодых актеров. Пробы мне понравились. Я показал их на худсовете, но всех отклонили. Заявили, что Доронина как театральная актриса, может быть, и хороша, но для кино она не подходит. Мне пришлось бороться несколько месяцев за то, чтобы Доронину утвердили.

Очереди были на наш фильм. А ведь лента «Старшая сестра» одновременно шла почти во всех московских кинотеатрах. Очереди в кассы стояли с улицы. На вечерние сеансы попасть было невозможно. Девочки причесывались как Таня. За ней ходили операторы, телевизионщики, появились журналы с ее портретами, где было написано: «Новая звезда советского кино».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-1

Татьяна Доронина в фильме  «Старшая сестра»

Доронина: «Идешь по улице, прячешься за очки, скрываешь, чтобы не видели, что ты блондинка, чудовищно сгорбишься, и вот в таком виде двигаешься по направлению к театру. Заходить в магазины для элементарной покупки хлеба – это большая проблема.

Входишь в булочную, и тебе говорят: «Ой, это Вы! А я вчера смотрела Ваш спектакль. Я по голосу Вас узнала». И начинается долгий, очень милый разговор. Но если этот разговор всегда в магазинах повторяется, значит, магазины нужно избегать.

Самое интересное и самое важное для работы – не умозрительно воспринимать персонаж, который играется твоим партнером, а его чувствовать. Как в жизни мы чувствуем интенсивность, кровь, темперамент, дыхание. Особенно когда играешь любовь».

Натансон: «Постельная сцена в ленте «Еще раз про любовь» снималась очень интересно. Татьяна Васильевна попросила, чтобы я убрал из павильона всех, кто в этот момент не задействован в съемке. Была приготовлена постель. Татьяна Васильевна Доронина за ширмой разделась, в одной рубашке легла в постель. Я сказал, чтобы Александр Лазарев лег тоже.

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-2

Татьяна Доронина и Александр Лазарев в фильме  «Ещё раз про любовь»

Он поднял одеяло и попросил Доронину подвинуться, обратившись к ней по имени-отчеству. Та отодвинулась. Я говорю: «Саша, снимите, пожалуйста, брюки и ботинки. Он сказал, что делать этого не будет. А ведь Таня уже настроилась на сцену. Я возразил: «Как, Саша? Чистая постель, перед тобой лежит твоя любимая». «Георгий Григорьевич, — сказал он жестко, — я лягу только в этом виде».

Актер Александр Лазарев: «Съемки были нелегкие. Сказал бы даже, очень трудные и резкие. Мы с Татьяной снимались впервые, она уже была такой значительной, великой. Было бесконечно трудно, я боялся дотронуться до нее. Потом попривыкли друг к другу, стали партнерами. Но это было непросто. Любовные сцены играть было очень сложно».

Доронина: «Действительно, Александру было очень непросто играть со мной. Ведь он однолюб. Наверное, это самый порядочный мужчина из всех актеров, с которыми меня сводила судьба. Для него существует только его жена. Случайное прикосновение к своей партнерше ему казалось какой-то изменой.

С Олегом Ефремовым было очень хорошо сниматься. Он в отличие от Саши не был однолюбом. Выходить с ним на особые отношения в «Трех тополях на Плющихе» было чрезвычайно легко. В этом фильме я пыталась сыграть свою маму, но она в этом образе себя не узнала.

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-3

Татьяна Доронина с Олегом Ефремовым в фильме  «Три тополя на Плющихе»

Она человек непосредственный, очень добрый. Представить, что это она в моем восприятии, она не смогла. Мама сопереживала судьбе героини и очень сокрушалась вместе с залом, что я не нашла ключей и не открыла дверь.

Она специально приехала из Ленинграда посмотреть фильм. Мне пришлось с ней пойти в кинотеатр «Москва». Зрители, естественно, нас сразу окружили, просили автограф. Я писала им на билетах, ничего другого у них не было. Я расписывалась на них, а мама каждый раз говорила: «Спасибо вам большое».

Радзинский: «Я помню, все просто заболели Дорониной. Были тонны писем. Журнал «Советский экран» подготовил и трижды опубликовал данные по опросу зрителей. Три раза подряд она была признана самой любимой киноактрисой.

После этого ее перестали снимать. Почему это произошло? Характер у нее трудный, действительно трудный. Но это нормальный характер великой актрисы. Такой же должен быть и у Мэрилин Монро, в общем, у всех звезд. У звезд других характеров не бывает».

Доронина: «Не всегда удобно работать с человеком, который зациклился на деле и кроме этого ничего не видит. Сосредоточиться на одном таком острове под названием «театр» — это недостаточно, это известная ограниченность.

Заниматься только вот этим одним делом – это обеднять свою жизнь. С позиции очень многих людей, это глупо. И они правы, наверное. Действительно, с их позиции, это глупо. С моей позиции, только сосредоточенность дает результаты».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-6

Татьяна Доронина в спектакле  «Варвара»

Актер Всеволод Кузнецов: «Когда она пришла в наш театр, мы все увидели ее воочию. Тогда только все и говорили с восхищением: «Какая!» Начались репетиции спектакля «Варвары». Когда начинается этот период, актеры становятся ближе друг к другу.

Начинаются разговоры о ролях, споры о том, кто кого будет играть. Работа всегда шла очень весело, ведь этой работой управлял сам Товстоногов. И такие два актера, как Паша Луспекаев и Таня Доронина, играли вместе».

Доронина: «В период моей работы в Большом драмтеатре это был один из главных моих партнеров. И это было большим счастьем работать с таким актером, с такой органикой и энергетикой. Он был настолько живой и темпераментный, что я не позволяла себе приходить на репетиции неподготовленной и невлюбленной. Ведь от меня должны были исходить такие же флюиды, направленные в зрительный зал».

Актер Кирилл Лавров: «В зрительном зале были люди, которые совершенно не принимали ее. Именно из-за индивидуальности. Кому-то нравилась эта индивидуальность, кому-то не нравилась. Но нужно отдать ее должное в том, что она обладает определенной харизмой, лидерством, всегда отстаивает свое мнение, в котором она убеждена. Это не может не вызывать уважения. Так было и в театре. С молодых лет она вот такая».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-8

Татьяна Доронина в спектакле  «Проводы»

Всеволод Кузнецов: «Я был свидетелем, когда Таня, тогда еще молодая актриса, сделала замечание Георгию Александровичу Товстоногову. Тот смолчал, растерялся. Она спускалась по лестнице на сцену, он на нее набросился с замечанием по поводу ее грима. Она замерла и сказала: «Георгий Александрович! Какое право Вы имеете делать мне замечание перед выходом на сцену?» Он попыхтел сигаретой и ушел в коридор. Она прошла на сцену».

Доронина: «Возможно, такой случай действительно был. Я действительно могла сказать про то, что иду на сцену. Но вряд ли я употребляла выражение «какое Вы имеете право». Я всегда отстаивала то, что касалось и касается творческой заинтересованности.

Товстоногову было интересно работать со мной, а мне было более чем интересно работать с ним. Мне было это необходимо. Это была отличная школа. Это был тот режиссер, про которого мне очень хотелось бы сказать, что это был мой режиссер».

Радзинский: «Я встретился с ней позже. Я приехал в Ленинград по счастливому случаю. В этом великом театре репетировали одну из самых первых моих пьес, которую они назвали «Еще раз про любовь». Я думал, как же она будет играть после всего этого великолепия, этих «Варваров», этих обобщений. Ведь это же бытовая история, история про обычную московскую девочку».

Доронина: «Ощущения про этот спектакль были следующие. Мы репетировали по-всякому. Бывают хорошие репетиции, бывают дурные. А бывает, что заглянет Товстоногов, и тогда репетиция уже совсем другого рода, другого уровня. Но какого бы уровня ни была репетиция, на лице Эдварда Станиславовича было написано блаженство. Оно было постоянно и не покидало его никогда».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-7

Татьяна Доронина с Эдвардом Радзинским

Радзинский: «Она играла таинственную женщину, у которой губы пересыхают от непонятой жажды любить. Эта жажда обрушилась на обычного человека. И она вовлекала его в эту любовь».

Доронина: «Я хотела бы посмотреть на молодую даму, которая была бы в состоянии выдержать этот необыкновенно темпераментный, интенсивный натиск, к которому был способен Эдвард Радзинский».

Режиссер Александр Белинский: «Она играла в «Еще раз про любовь» Радзинского не только в кино – в кино она играла позже, с Сашей Лазаревым. А в театре она играла с Волковым. Там есть сцена, где она все время говорит: Да, то есть нет.

Нет, то есть да». Это пример словесного действия. Я пытаюсь научить этому студентов, но научить этому нельзя. Она работала в лучшем театре страны. Он стал лучшим отчасти благодаря и ей. Ведь она была первая актриса у Товстоногова. Ее уход из театра Георгий Александрович воспринял трагически».

Лавров: «Я не знаю, о чем они говорили с Товстоноговым, чем она объясняла свой уход. Но внешне это выглядело таким образом: она выходит замуж за москвича, за Эдика Радзинского, и переезжает в Москву».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-4

Татьяна Доронина в фильме  «Мачеха»

Доронина: «Это была одна из самых неприятных сторон моей жизни – та невольная обида, которую я нанесла чрезвычайно мной уважаемому и очень любимому режиссеру. И это предательство большого режиссера я ношу до сих пор в себе и чувствую это. Георгий Александрович, как человек умный, понимал, что женщина способна на слабости, которые нельзя квалифицировать как творческое предательство.

Он за мной приехал в Москву через три месяца, в начале декабря. Это был 1966 год. Он сказал: «Возвращайтесь и работайте. Вас очень не хватает в театре». Мне, конечно же, надо было уехать с Георгием Александровичем. Но я не уехала обратно в Ленинград, о чем сожалею».

Режиссер поневоле

Режиссер Людмила Шувалова: «Я помню один прекрасный вечер в доме ее родителей. Была Пасха. В те времена Пасху отмечали далеко не все, многие даже не знали об этом празднике. Ее родители всегда пекли куличики, красили яйца, делали пасху. Таня нам тихонечко шепнула: «Хотите пойти к моим родителям на Пасху?» Конечно, мы пошли.

Огромная коммунальная квартира. Чистенькая, хорошая комната, уютно обставлена. Роскошная белая скатерть, красиво накрыт стол: куличи, яйца, пасха. До сих пор я помню этот день. Помню ощущение света и чистоты. Эти два человека, ее папа и мама, были простые, милые, прелестные люди».

Доронина режиссёр: «Наш дом находился в переулке, который во время блокады был сильно разрушен. И в течение долгого времени пленные немцы разгребали этот переулок. Мои родители были очень далеки от театра. Папа был замечательным поваром. Мама работала билетером в кинотеатре, а потом попала в БДТ. Она очень ценила то, что у нее такая удобная работа – рядом с домом.

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-15

Татьяна Васильевна Доронина имеет звание » Народной артистки СССР»

Я последний раз навещала этот дом лет семь тому назад. Я почти заплакала, когда вошла в подъезд. Стены все расписаны, рисунки были разные. И как крик души, крупно было написано: «А меня ломают. Дом». Это было так неожиданно и так страшно.

И еще более неожиданно – у меня за спиной раздался голос: «Таня, это ты?» Стоял очень взрослый человек, совершенно мне незнакомый. Только через большую паузу я узнала в нем того мальчика, с которым мы играли во дворе после войны.

Я позвонила в квартиру, в которой мы когда-то жили, в эту огромную коммуналку. Входишь в эту квартиру, вспоминаешь все, кажется, что вот немножко усилий – и ты в состоянии все это вернуть. И как будто не было твоего жизненного опыта: ни сценического, ни психологического. А ты – та предпосылка к жизни, та маленькая девочка, которая может в чем-то состояться и которую очень легко погубить.

Отец пришел смотреть спектакль «Старшая сестра». Он начинался в полдень – специально для пап и мам, а вечером была премьера. Мы пошли обедать к родителям. Они приготовили обед, папа очень старался, чтобы были калории, но не было тяжести.

Сели за стол, а папа прячет глаза, на меня не смотрит. И ничего не говорит, как я играла. Я не выдержала и спросила: «Папа, ну совсем не понравилось?» И тогда он умоляюще сказал: «Таня, ну хотя бы полечку. Вместо этого танца хотя бы полечку». Я представила, как я танцую польку».

Актер Армен Джигарханян: «Более десяти лет я не видел Татьяну Васильевну. Не только в работе не видел, но даже глазами не встречал. Но с ней я играл очень много. Я с ней играл в «Да здравствует королева!» Потом был очень нежный и неожиданный спектакль Дворецкого «Проводы».

Мы начали играть с Татьяной Васильевной очень сильную любовь еще в фильме «Ольга Сергеевна». У нас с ней были любовные сцены. Конечно, мы любили друг друга. И никого не касается, как эта любовь происходила. Сами мы не знаем, как она происходила. И вообще, происходила ли».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-14-1

Доронина была неоднократно признана лучшей актрисой года

Актер Владимир Татосов: «Она мне безумно нравилась. Мне нравилась эта молоденькая прекрасная женщина, которая появилась в театре. Эта блондинка, носик ее. Мне нравилась ее негромкая речь. Не скрою, очень приятно общаться на сцене, играть с актрисой, которая тебе нравится еще и как женщина, чисто внешне. Я чувствовал, что влюбляюсь в Оксану, героиню Дорониной.

Я помню нашу игру с Татьяной. Я играл Зяблика в роговых очках. Она снимала с меня дужку очков и надевала эту дужку себе на ухо. Так у нас были одни очки на двоих. Вот такая трогательная была история. Зяблик и Оксана. Когда Зяблик погибал, появлялась Оксана и прощалась с ним. Вот я сейчас про это вспоминаю и даю вам честное слово, что это для меня была личная трагедия».

Лазарев: «Она человек неоднозначный. Мощный, глубокий, сильный, интересный. Про таких говорят: с ней не соскучишься. С ней зевать не станешь на репетициях. Какие-то неточности на сцене — в мизансцене, в подаче реплики, в поведении — могли вывести ее из себя так, что она могла просто ковшом металлическим стукнуть по голове».

Актриса Доронина: «Это Сашка придумывает. Ни разу я никого не стукнула за всю свою жизнь. Очень сожалею об этом. Иногда хочется, но ни разу не позволила себе. Это мое внутреннее желание он прочувствовал буквально. Вспомнил то, что ему показалось. В реальности этого не было, к сожалению».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-13

За свою жизнь Доронина освоила множество разных профессий — актриса театра и кино, театральный режиссёр, исполнительница песен, писатель

Лазарев: «Стоят около меня двое рабочих и разговаривают. А Дорониной на выход идти, Марию играть или какую-то другую значимую роль. Мы все стесняемся сказать нашему пролетариату: «Ребята, отойдите, вы мешаете». А она не стеснялась: «Пошли вон отсюда!» И все правильно делала, я считаю».

Доронина: «Здесь очень важно, чтобы никто не встречался после того, как наденешь костюм и загримируешься. Уже необходимо существовать в тех темпоритмах, которые ты определил для того или иного персонажа. С очень многими потрясающими артистами мне довелось работать. Господь мне сделал такой подарок. Лучшие артисты всех поколений были моими партнерами».

Театральный деятель Маргарита Эскина: «Доронина и Ефремов — два выдающихся актера, которых мы привыкли видеть вместе. Мы помним, как они сидят в машине в «Трех тополях на Плющихе». Мы помним, как Татьяна Васильевна поет, мы помним глаза Олега Николаевича, который слушает эту песню.

Этого никогда нельзя забыть. И вдруг эти люди оказываются по разные стороны баррикад. Я говорю о разделении МХАТа. Ефремов считал, что это необходимо в силу того, что в театре к тому времени было огромное количество актеров. Играть в одном театре они все не могли».

Доронина: «Очень большой список потрясающих ведущих актеров, которые играют, а им говорят: вы не нужны. Тогда на худсовете я спросила: «Олег Николаевич, вот Вы говорите, что берете часть труппы, а куда денется другая часть?»

На что он непосредственно, как полагается актеру, сказал: «Мне все равно, хоть в клуб «Каучук». Разделение произошло. Олег Николаевич со звездами ушел туда. А здесь остались те, которых он не считал звездами, или они не являлись звездами. Они остались в здании на Тверском бульваре».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-12

Доронина 1987 -2018г.г. Была художественным руководителем МХАТа, и в настоящее время является президентом театра

Эскина: «Она осталась с этой частью труппы, впервые начала руководить театром. Репертуар, режиссура, люди, судьбы – все это оказалось на Татьяне Васильевне».

Доронина: «В течение десяти лет меня представляли актрисой, которая претендует на звание режиссера. А я не претендовала на это звание, я просто закрывала те пробелы, которые образовывались в результате непоявления вовремя тех режиссеров, с которыми была договоренность».

Режиссер Роман Виктюк: «Я репетировал у Дорониной одну пьесу Радзинского. То, что я пришел работать к ней после разделения МХАТа, многие меня не понимали, осуждали. Но я ее любил. И вот одна из репетиций.

Рядом со мной сидит автор – Эдвард Станиславович. Одна из сцен категорически не получается. И я в силу своего безумия весь свой темперамент направил на Татьяну Васильевну. Я кричал, что надо бороться со штампами, что мы начинаем новый МХАТ. Я был совершенно безудержен.

Вдруг я увидел, как Эдвард Станиславович присел под стулья и начал ползти, выползая из зала. Он повернул ко мне лицо и сказал: «Все, тебе конец». И исчез. Я продолжал, но в голове у меня все время звучала реплика Радзинского. Я успокоился. Татьяна Васильевна повернулась к Буркову, сказала: «Жора, я его очень люблю» и показала на меня».

Татьяна-Доронина-советская-актриса-театра-и-кино-14

Татьяна васильевна Доронина на вручении ордена первой  степени «За заслуги перед Отечеством»

Доронина: «Самым главным и интересным могло бы быть для меня, если бы в течение всех этих десяти лет приходили разные режиссеры, сильные и интересные, и работали бы. А я была бы в качестве актрисы, работая с ними. Это было бы лучшим вариантом. Мне не нужно утверждать себя в качестве режиссера. Мне вполне достаточно, что я утвердила себя в качестве актрисы».

Режиссер Валерий Фокин: «Ее дарование позволяет ей еще многое сделать. Хочется, чтобы она сыграла что-то такое, чтобы в Москве, да и не только в Москве, сказали: «Да, вот это именно она!», потому что никто другой это сыграть не сможет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.